ООПТным путем: свалки в заповедниках ликвидируют до 2025 года — новости экологии на ECOportal

Минприроды разработало план по зашите особо охраняемых природных территорий от мусора.

ООПТным путем: свалки в заповедниках ликвидируют до 2025 года - новости экологии на ECOportal

Волонтеры во время уборки мусора на берегу Байкала. Фото: РИА Новости/Владимир Смирнов.

В Плане мероприятий по уменьшению негативного воздействия отходов производства и потребления на особо охраняемых природных территориях (ООПТ) федерального значения говорится, что в течение 2022–2024 годов будут ликвидированы все свалки на ООПТ. Документ разработан Минприроды и уже утвержден зампредом правительства Викторией Абрамченко. Насколько серьезны проблемы со свалками на охраняемых природных территориях, как с ними борются сейчас — в материале «Известий».

Когда уберут свалки в заповедниках

Согласно дорожной карте, о подготовке которой сообщили в Минприроды, с 2022 по 2024 год в России ликвидируют или рекультивируют объекты, которые загрязняют или оказывают негативное воздействие на окружающую среду в границах ООПТ федерального значения.

В плане мероприятий указывается, что перечень свалок, угрожающих ООПТ, подлежит регулярному обновлению. Также в дорожной карте говорится, что до конца 2022 года будет организован раздельный сбор в федеральных ООПТ.

Ранее Минприроды сообщало, что провело в 2020 году учет несанкционированных свалок на ООПТ. Работу провели специалисты Росзаповедцентра, которые установили и инвентаризировали свалки общей площадью более 100 га и массой более 300 тыс. т. Также стало известно о наличии на ООПТ объектов накопленного вреда окружающей среде от прошлой хозяйственной деятельности общей площадью более 5 тыс. га и массой более 67 тыс. тонн.

В Минприроды сообщили «Известиям», что сейчас на ООПТ федерального значения насчитывается более 90 мест несанкционированного размещения отходов. Ведомство отмечает, что свалки возникали как до образования ООПТ, так и после.

— Наличие на ООПТ и в непосредственной близости от них населенных пунктов, отсутствие необходимой инфраструктуры накопления отходов, нерегулярный или ранее отсутствующий вывоз отходов региональными операторами по обращению с отходами с территорий населенных пунктов приводят к тому, что на ООПТ возникают стихийные свалки, — объяснили причины в Минприроды.

В большинстве свалок, расположенных на ООПТ, дальнейшее накопление отходов не производится, уточнили в Минприроды. Говоря об основных источниках накопленного вреда, ведомство указало в том числе на «объекты бывшей деятельности структур Минобороны России и Пограничной службы России» и иных организаций, прекративших свою деятельность. Минобороны и Погранслужба также участвуют в ликвидации таких объектов.

Сейчас проводится оценка расходов, необходимых для ликвидации свалок. После этого вопрос по источникам финансирования будет проработан. Впрочем, работа уже ведется: так, в 2020 году с территорий нацпарков «Смольный» (Мордовия) и «Алания» (Северная Осетия-Алания), а также государственного природного заказника федерального значения «Тюменский» (Тюменская область) было вывезено более 7 тыс. т отходов. В акциях по сбору отходов производства и потребления на федеральных ООПТ приняло участие более 20 тыс. человек.

Первая причина — это ты

Эксперт тематической площадки ОНФ «Экология» Александр Коган назвал три причины появления мусора.

— Во-первых, это жители, которые приезжают на природу, а мусор после себя просто оставляют там же, — сказал Коган «Известиям». — Далеко не все ООПТ оборудованы для удобства посетителей достаточным количеством контейнеров и имеют договоры на обслуживание территории, на сбор и вывоз мусора.

Второй причиной он называет наличие населенных пунктов в границах нацпарков.

— Обеспечение их жизнедеятельности — непростая задача для органов местного самоуправления, с учетом того что жители проживают на федеральной земле с особым статусом и рядом запретов, — замечает Коган. — И это касается не только вывоза мусора, но и содержания котельных, освещения, содержания дорог и тротуаров.

Третьей причиной он называет нарушителей, которые незаконно сваливают мусор вдоль дорог или в лесах. При этом, замечает эксперт, они могут не знать, что делают это в границах ООПТ.

— Плакат, что это особо охраняемая природная территория, конечно, людей, выбрасывающих мусор, не останавливает, — сказал «Известиям» главный координатор проектов по лесам высокой природоохранной ценности WWF России Константин Кобяков. — Лесных инспекторов вообще не хватает, они не способны физически уследить за теми, кто вываливает мусор. Другое дело, что в ООПТ инспекторов больше и шансы попасться им тоже выше. Но лишь чуть-чуть выше, потому что у инспекторов гораздо больше задач, чем просто следить за теми, кто выкидывает мусор.

Операторы не вывозят мусор

Заместитель директора инициатив по развитию туризма, экологии и климату Агентства стратегических инициатив Максим Евдокимов рассказал «Известиям», что в 2020 году АСИ совместно с Минприроды и Фондом «Озеро Байкал» проводило опрос 140 представителей ООПТ федерального значения о ситуации со стихийными свалками.

— Опрос 2020 года показал, что региональные операторы не вывозят мусор из населенных пунктов на 20% природных территорий, — сказал Евдокимов. — Более 16% ООПТ не имеют заключенного договора с региональным оператором, а около 39% территорий заявляют о нехватке контейнеров для сбора мусора. В результате на ООПТ появляются нелегальные мусорные полигоны, которые создают еще большую угрозу для окружающий среды и приводят к нарушению экологического баланса.

Также опрос показал, что в целом 62,9% природных территорий имеют проблемы с организацией вывоза отходов, почти половина — 48,6% — указали, что их территория не включена в территориальную схему по обращению с отходами, у 16,4% ООПТ нет объектов инфраструктуры хранения и переработки отходов в пределах 200 км.

У 31,4% территорий нет системы обращения с отходами разного класса опасности, у 12,9% ООПТ не было площадок накопления ТКО. Кроме того, 25% территорий признались, что не внедряют экопросветительские программы, но некоторые из них имеют такие программы в стадии разработки.

Он заметил, что в границах многих природных территорий находятся муниципальные образования, поэтому проблему отходов на ООПТ нужно решать в рамках существующей мусорной реформы, а не по остаточному принципу. По его словам, стихийные свалки наносят природным территориям критичный ущерб, поэтому там в первую очередь нужно вводить раздельный сбор и минимизацию отходов.

Максим Евдокимов рассказал, что в 2020 году гендиректор Фонда «Озеро Байкал» Анастасия Цветкова при поддержке АСИ обратилась к президенту Владимиру Путину с предложениями по развитию систем устойчивого обращения с отходами потребления на ООПТ. Тогда президент поручил правительству разработать меры по уменьшению негативного воздействия отходов производства и потребления на особо охраняемые природные территории федерального значения. В итоге с декабря 2020 года по март 2021 года рабочая группа в составе Минприроды, Росзаповедцентра, ППК «РЭО», АСИ и Фонда «Озеро Байкал» разработала проект дорожной карты по исполнению поручения.

В итоге, пояснил Евдокимов, в дорожную карту включили предложения по ликвидации накопленного ущерба в виде свалок твердых коммунальных отходов (ТКО); по аудиту пунктов накопления ТКО в нацпарках на предмет включения их в региональные территориальные схемы по обращению с отходами. Также по дорожной карте будет создан стандарт по эффективному обращению с отходами на ООПТ, в который включат меры по минимизации образования отходов у посетителей и местных жителей. Проработают оптимальные логистические схемы транспортировки вторичного сырья с федеральных ООПТ на переработку.

Кроме того, АСИ вместе с российскими и зарубежными экспертами разработало руководство по обращению с отходами на ООПТ, которое должно помочь территориям работать с несанкционированными свалками и в целом утилизацией мусора.

Три ведра гостевого дома

Многие ООПТ и заповедники уже самостоятельно занимаются ликвидацией свалок, раздельным сбором мусора и эколого-просветительской работой среди посетителей и местного населения. В АСИ рассказывают о примере нацпарка «Кенозерский» в Архангельской области, который внедряет систему раздельного сбора отходов с 2013 года.

— В 2013 году было установлено 15 деревянных ящиков для раздельного сбора отходов (РСО), в 2015 году — оборудовано пять площадок для РСО; в 2017 году начался вывоз вторсырья специализированной организацией; в 2018 году была организована первая площадка для сортировки отходов, — рассказывает Максим Евдокимов. — С июля 2019 по сентябрь 2020 года запущен проект «Раздельный сбор и утилизация твердых коммунальных и опасных отходов на территориях национальных парков «Кенозерский» и «Онежское Поморье» при поддержке Минприроды России и Северной экологической финансовой корпорации NEFCO.

Он отметил, что все гостиницы и гостевые дома нацпарка — а это около 40 объектов — оборудованы четырехведерной и трехведерной системой. Первым этапом сортировки считается момент, когда гость принимает решение, куда именно он выбросит мусор. На 83 туристических стоянках действует трехконтейнерный сбор (для РСО, ТКО, пищевых отходов), установлены сетчатые контейнеры для вторсырья, оттуда мусор везут в Центры обращения отходов — построены два таких центра в Кенозерском нацпарке и в нацпарке «Онежское Поморье». Там отходы досортируются, прессуются — и забираются приемщиками вторсырья на перерабатывающие заводы Ленинградской и Вологодской областей.

Государственный заповедник «Столбы», где за пять лет число посетителей выросло почти в 3,5 раза, организовал не только раздельное накопление и сбор отходов, но и раздельный вывоз мусора с территории разными мусоровозами. Заповедник использует собственный мусоровоз заповедника, у него также есть договор с Дивногорским заводом полимерных изделий о поставке на безвозмездной основе пластика и бумаги. Остальной мусор забирает региональный оператор по обращению с твердыми коммунальными отходами.

Мусор забери с собой

Не менее важна также работа с населением. Так, на территории Кенозерского нацпарка около 30 населенных пунктов, в которых проживают 1,7 тыс. человек, а у границ «Онежского Поморья» — 11 населенных пунктов с 1,3 тыс. жителей. В шести деревнях уже создается инфраструктура для раздельного сбора отходов, но максимальную эффективность обеспечит самостоятельное индивидуальное планирование, заметил Евдокимов. Нацпарки тратят средства мини-грантов на контейнеры, устройство площадок накопления вторсырья, на первые несколько циклов сбора и сдачи вторсырья.

— Но основная деятельность по внедрению РСО будет организована жителями самостоятельно через органы территориального общественного самоуправления или индивидуальных предпринимателей во взаимодействии с органами местного самоуправления при информационной и организационной поддержке нацпарка, — сказал Евдокимов.

А в Бурятии в Забайкальском нацпарке был организован пилотный экологический проект «Национальные парки без мусора», который направлен в том числе на повышение уровня экологической культуры местного населения и туристов. В основе комплексной программы лежит принцип «Принес — забери с собой». Об этом принципе «Известиям» рассказали также и в Минприроды как об одном из способов борьбы с мусором в ООПТ.

Начальник отдела сохранения природного наследия Музея-заповедника «Кижи» Татьяна Павлова рассказала «Известиям» об опыте борьбы с мусором на архипелаге Кижские шхеры, где тоже большое внимание уделялось работе с местными жителями. На этой особо охраняемой природной территории всё осложняется тем, что мусор накапливается на островах.

— На больших островах есть ряд деревень — в частности, на полуострове Заонежский и на самом крупном острове Большой Климецкий, — сказала она. — Это где-то 28 деревень, где в летнее время довольно много проживает людей — до тысячи, а то и больше. На этих островах нет системы сбора отходов — за исключением острова Кижи, который целиком является музеем-заповедником и где создана инфраструктура сбора отходов от домов, есть вывоз мусора, заключены договора.

По ее словам, впервые со стихийными свалками сотрудники заповедника столкнулись более 10 лет назад.

— Было очевидно, что весь мусор, собранный на маленьком острове, — это отходы из близлежащих деревень, — рассказывает Павлова.

Бороться с мусором стали сначала самостоятельно, собирая небольшие группы из сотрудников и специалистов, которые временно работают на острове, из школьников и студентов, приезжающих на практику. Организовывались выезды — музей предоставлял катера, чтобы можно было доехать до островов.

— Собирали мусор в разные мешки: пластик — в один, стекло — в другой, негниющие отходы — в третий, — говорит Павлова. — Все вывозили на остров Кижи, а оттуда доставляли в город.

За 11 лет своими силами удалось разобрать свалки на 11 островах. На некоторые из них приходилось возвращаться по два-три раза. Стали привлекать волонтеров, в том числе общественников Петрозаводска, работающих с этой темой.

— Мы обошли усадьбы, в которых на этот момент были жители, рассказали о вреде свалок, воздействии их на состояние почвы, воздуха, природы в целом, довели до их сведения простые правила, что можно отправить на растопку в печи, что — на компост и так далее, — говорит Павлова.

Волонтерам оплачивали дорогу, питание, взамен предоставляли культурную программу. Выигрывали гранты, которые тоже помогали привлекать волонтеров.

Бой продолжается

Работа в Кижских шхерах продолжается — убрать все свалки своими силами пока не получается.

— Второй год ездим на свалку у деревни Сенная Губа на острове Большой Климецкий — там самая большая свалка в Кижских шхерах, — говорит Павлова. — Поскольку свалка большая, руками мы ее убрать не можем. Поэтому пока пошли по пути выбора полезных отходов: ПЭТ, алюминий, стекло — всё, что мы можем сдать в переработку.

В заповеднике собираются найти организацию, которая могла бы помочь с техникой и убрать свалку, также нужно организовать на острове раздельный сбор мусора.

Темы: Официально Новости законодательства Отходы Загрязнения ООПТ Проекты

Оставить комментарий:

Источник: ecoportal.su



Добавить комментарий